Публикации
в прессе
Научные
публикации
Воспоминания
и отчеты
Описания


"Вечерняя Москва"
Вторник, 27 сентября 1983 года (номер неизвестен)
ГАЗЕТА МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО КОМИТЕТА КПСС И МОССОВЕТА

ГДЕ НЕ СТУПАЛА НОГА ЧЕЛОВЕКА

Этот человек все свои отпуска проводит в... подземельях. На счету А.Морозова, председателя комиссии по спелеотуризму Центрального совете по туризму и экскурсиям ВЦСПС, несколько всесоюзных рекордов и около ста обследованных им пещер. В их числе и самая глубокая в нашей стране пещера "Снежная" (1338 метров). Невысокий, крепко сложенный, он выглядит моложе своих лет. Признаться, я был удивлен, упав, что его сын учится уже на втором курсе института.

-- Нас иногда называют альпинистами наоборот: те же горы, но как бы изнутри, -- говорит мой собеседник. -- Так же, как и альпинистов, иной раз спрашивают: зачем это вам? Во имя чего? Ну, наиболее расхожее, популярное объяснение: хочу-де испытать волю, характер. Для многих это действительно является преобладающим фактором. Но лично меня пещеры влекут возможностью открыть что-то новое.

Согласитесь, что в наш бурный век, когда, казалось бы, все важнейшие географические открытия давно сделаны и вся наша планета изучена "от" и "до", весьма заманчиво пройти там, где еще не ступала нога человека.

Взорам спелеологов по рой открываются поистине потрясающие зрелища. Представьте подземелья, где может уместиться 16-этажный дом. Самый большой зал пещеры "Снежная" имеет высоту свыше 50 метров, ширину около 70 и длину 220 мет ров. Вообще же мне приходилось встречать залы

А подземные реки, водопады! Это же чудо природы. Взять, к примеру, 32-х метровый водопад "Олимпийский" в той же пещере. Наша группа от крыла его 'в 1980 году. Именно поэтому он и назван "Олимпийским".

-- Когда и как пришло к вам увлечение спелеологией? Ведь по профессии вы инженер химик, и ваша основная работа почти никак не связана ни с горами, ни с подземельями.

-- Интерес к пещерам пробудили книги известного французского исследователя Норбера Кастере. Потом как-то увидел объявление о наборе в школу спелеологов. Там я познакомился с очень интересными людьми, обрел друга, опытного спелеолога Даниила Алексеевича Усикова.

-- Ваш сын тоже увлекается спелеологией?

-- Да. С четырех лет. Правда, в последнюю экспедицию я его не взял -- он неважно сдал экзаменационную сессию.

-- Помните свою первую пещеру?

--- Конечно. Это была "Красная" в Крыму. Мы побывали там в 1965 году.

Потом наша группа увлеклась подземельями Бзыбского хребта на Кавказе. В свое время профессор МГУ доктор географических наук Н. Гвоздецкий предсказал, что, а этом районе есть очень глубокие пещеры. И действительно, десять лет назад москвичи Т. Гужва и В. Глебов открыли там пещеру "Снежную", которая ныне является самой глубокой в стране и третьей по глубине в мире.

-- Александр Игоревич, в начале нашего раз говора вы говорили, что спелеологов порой называют альпинистами наоборот. Вероятно, есть общее даже в снаряжении, но ведь есть и существенные отличия. Расскажите, пожалуйста, об этом.

-- Да, мы используем такие же крюки, карабины, веревки. Вот только фонари у нас шахтерские. Альпинисты часто вбивают крюки в скальные трещины, нам же обычно приходится сверлить дыры, ибо в подземельях подходящих трещин почти не бывает. У меня дома токарный станок и большой набор инструментов--сам готовлю снаряжение. Кроме того, летом приходится брать с собой телефон.

-- Телефон? И почему именно летом?

-- В пещерах невозможно использовать радио -- радиоволны под землей не распространяются, нам же всегда надо знать, какая погода на поверхности. Ведь летом в подземельях бывают очень опасные паводки. Вот и помогает телефонная связь.

Однажды мы разбили лагерь 'на глубине вблизи подземной реки. И как только на поверхности пошел ливень, вода стала прибывать с невероятной скоростью -- едва ли не на метр в минуту. Пришлось спасаться, бегством.

Именно из-за паводков предпочитаем спускаться в пещеры зимой, а не летом. Тем более что температура там не меняется: всегда от нуля до плюс 6 градусов, а зависимости от глубины -- чем глубже, тем теплее. Зимой нет надобности нести с собой десятки килограммов телефонного провода -- ведь протяженность ходов в пещере "Снежная", например, достигает 14 кило метров.

Все несем на себе. Стартовый вес снаряжения группы колеблется обычно от одной до двух тонн. На каждого спелеолога приходится порой по сто и более килограммов.

В отличие от альпинистов облачаемся в гидрокостюмы. Правда, не такие, как у аквалангистов, а гораздо более свободные, чтобы не сковывать движения. Преодолевая подземные реки, водопады, спелеологам приходится совершать купания, а, сталкиваясь с так называемыми "сифонами" (участки хода, затопленные водой), случается даже подныривать. У многих спелеологов, в том числе и у меня, есть удостоверение водолаза.

-- Какие основные препятствия ожидают в подземелье?

-- Помимо колодцев, образующих порой каскады глубиной в многие десятки метров, бурных вод, немало сложностей представляют завалы на под земных реках. Эти преграды достигают иногда вы соты 40--50 и даже 100 метров. Кстати, первооткрыватели "Снежной", пройдя до глубины 700 метров, уперлись именно в такой завал, который потом различные группы пытались штурмовать в общей сложности около десяти раз. И лишь нашей экспедиции в конце концов удалось найти ход и пойти дальше вглубь.

-- Как долго спелеологи находятся в пещерах?

-- Наша группа -- в среднем обычно месяц-полтора. Мне довелось как-то пробыть в пещере, не выходя на поверхность, 85 суток.

-- Ваши планы на будущее?

-- В январе отправляемся в новую экспедицию. Надеемся найти ход, связывающий пещеру Меженого со "Снежной", что позволит этой подземной системе выйти на второе место в мире по глубине.

-- Успеха вам!

В. НЫРКО.



Кратко о пещере|исследователи| ad memoria|библиотека|архив|снаряжение|медаль
юбилейный вечер|перспективы

All Contents Copyright©2001-; Edition by Andrey Pilsky; Design by Andrey Makarov;
"Снежная"-XXX лет.