Публикации
в прессе
Научные
публикации
Воспоминания
и отчеты
Описания

Александр Морозов

СОСТЯЗАНИЕ ЗА ГЛУБИНУ

В августе 1971 г. на Бзыбском хребте работала экспедиция спелеосекции МГУ под руководством М. Зверева, обнаружившая несколько неглубоких колодцев и небольшую тесную пещеру. Обследование ее ничего интересного не дало, и спелеологи уже решили перейти в другое место. Но пошел дождь. В поисках укрытия одна из участниц группы, Т. Гужва, направилась к видневшейся неподалеку отвесной скале, в которой чернели отверстия гротов. Увы, добраться до них оказалось затруднительным - путь преградил огромный колодец с отвесными стенками. Так была открыта знаменитая впоследствии пропасть Снежная.

Уже на следующий день спелеологи Т. Гужва и В. Глебов пришли сюда с веревками и лестницами. Дно колодца было закрыто мощной снежной пробкой, но обнаруженный в ней проход, промытый дождевой водой, вывел в круто спускавшийся вниз коридор, тоже весь покрытый снегом. Назавтра работали уже вчетвером. Выбивая ступени в снегу, со страховкой спустились на сто с лишним метров. Дальше пещера пошла еще круче, снаряжения не хватило. Последние пять дней экспедиции практически непрерывно работала вся группа - десять человек. На 150-м метре ход оборвался зияющей пропастью; оказалось, он выходит прямо в потолок обширного зала. Зал был настолько велик, что спускавшийся в него не видел ни стен, ни потолка, ни пола. Навешенная с потолка лестница привела прямо на вершину огромного снежно-ледового конуса, занимавшего большую часть пола зала. Спускаться по конусу можно было лишь вырубив ледорубом ступени. Одно неверное движение - и неудачник рисковал с разгона влететь в один из многочисленных ледяных колодцев на поверхности подземного ледника.

Спуск в Большой зал огорчил спелеологов: выхода из него не было. Но в дальнем южном углу обнаружился ток воздуха между камнями у самого пола. Несколько часов работы - и завал разобран, открылся узкий лаз, по которому человек вполне мог проползти. Дальше пошли снова колодцы, небольшие залы, ходы... Всего удалось спуститься на глубину около 300м, а пещера продолжалась!

Такой успех выпадает редко. Считанные группы могут похвастаться открытием пещеры глубиной свыше 300 м. Неудивительно поэтому, что группа отправилась в Снежную в тот же год, на ноябрьские праздники.

Эта экспедиция оказалась нелегкой: вход в Снежную находится на высоте около 2000 м над уровнем моря, а в ноябре тут уже глубокие снега. И все же участников ожидал новый успех:

впервые в Снежной, в Малом зале, на глубине 200 м был поставлен подземный лагерь.

В подавляющем большинстве пещер можно обойтись без подземного лагеря. Спелеологи обрабатывают путь - очищают колодцы от камней, забивают крючья, навешивают веревки, затем поднимаются для отдыха на поверхность, чтобы на следующий день пройти дальше. Но если глубина превышает 400 - 500 м, такая тактика становится невыгодной: слишком много времени, и сил тратится каждый раз на спуск и подъем по уже освоенным участкам. Здесь уже нужно устанавливать подземный лагерь и, значит, тащить с собой помимо штурмового снаряжения палатки, спальные мешки, надувные матрасы, топливо, еду. Нести все это в рюкзаках, как в обычном туристском походе, под землей невозможно: весь путь там - сплошное нагромождение разнообразных препятствий. Грузы пакуются в узкие, сигарообразные транспортные мешки так, чтобы их можно было протащить сквозь любую узость, в которую может протиснуться человек. К тому же грузы в мешках необходимо защитить от многочисленных ударов, а сами мешки надежно загерметизировать, поскольку идти приходится прямо по течению подземной реки глубиной местами до нескольких метров. Вообще, к подземному снаряжению предъявляется множество жестких требований. С годами техника подземных лагерей была усовершенствована. Ныне спелеологи в хорошо оснащенных группах, имеющих за плечами немалый опыт, отдыхают под землей в сравнительном комфорте, но тогда, в 1 971 г., студенты МГУ должны были выказать настоящий героизм, чтобы добиться успеха.

Выяснилось, что летом спелеологи остановились почти на самом пороге огромного колодца. Его глубина оказалась равной 160 м! Взятого с собой многочисленного снаряжения едва хватило. В самый низ колодца тогда спустился только Н. Чеботарев. Он обнаружил, что там колодец резко расширяется, образуя еще один огромный зал, который был назван Университетским.

В июле 1972 г. штурмовать Снежную выехала чуть ли не вся секция МГУ во главе с М. Зверевым. За какие-нибудь три недели участники успели многое: они спустились в Университетский зал, поставили там подземный лагерь (в то время самый глубокий в СССР), нашли проход из зала на крупный ручей, вышли на подземную реку, преодолев при этом четыре сложных глыбовых завала, и достигли глубины 700 м. По сложности пещера явно превосходила все, что было достигнуто спелеологами СССР до того.

В этой экспедиции участникам пришлось стать очевидцами паводка - наиболее грозной опасности пещер. Паводки и на обычных горных реках Серьезное явление, а на подземных они еще страшнее, поскольку в замкнутом пространстве пещеры вода поднимается гораздо быстрее, чем на поверхности. В Снежной, например, уровень воды в реке может подниматься в некоторых местах на 20 м и более.

Первой в Снежной пришлось познакомиться с паводком группе, которой было поручено найти проход через пятый завал на глубине 700 м. Когда ребята возвращались с пятого завала, то, пройдя всего несколько десятков метров, они обнаружили, что не могут одолеть глубокий участок реки с очень сильным течением; попытка обойти его лазаньем по стене также не увенчалась успехом. Никто не мог вспомнить столь сложного места по пути туда. Вот что рассказал о дальнейших событиях непосредственный участник В. Глебов:

"Спускаясь со стены после неудачной попытки поисков обхода, сорвался Алеша Захаров. Он упал в воду спиной, течением его протащило вперед, заклинило каску под водой меж камней, перевернуло вверх ногами, опрокинуло и швырнуло грудью на выступающий из воды камень. Здесь Муся Григорян догнала его и вытащила за шиворот на карниз. Когда я к ним подбежал, Алеша был уже вне опасности. Отдышавшись, он объяснил, что чуть не задохнулся под водой, когда его заклинило, ничего себе не сломал, но сильно ушибся. Я пошел снова отыскивать обратный путь и с удивлением увидел, что камень, на котором я только что стоял, скрылся под водой сантиметров на десять и что вода на глазах прибывает. Тут меня осенило, что я вижу паводок в пещере, о котором до сих пор только читал в книгах и слышал из рассказов товарищей. "Ребята! Это паводок! Скорее все назад, на пятый завал!" - закричал я. Мы пробежали несколько метров по карнизу и остановились - поздно: камни, по которым надо переходить на другую сторону реки, затоплены. Отражаясь от наклонного камня, она фонтаном разбрызгивалась на высоту полутора метров, перекрывая всю ширину щели. Мы оказались отрезанными на карнизе шириной сантиметров тридцать и длиной метров шесть. Вода прибывала на глазах, и было ясно, что карниз зальет в ближайшие пятнадцать минут..."

Ребятам повезло: им удалось найти сносное укрытие выше на стене, где пришлось пережидать восемь часов, пока не спадет вода. Через пять лет очень близко от этого места Д. Усиков, В. Федотов и А. Морозов пережидали паводок почти двое суток, и вода поднялась не на метр, а почти на десять метров! И все-таки самых сильных паводков в Снежной собственными глазами никто не видел. Судить о них можно лишь по оставленным ими следам. Трудно сказать, насколько именно поднимается вода, но ясно, что не только река, но и подземные ручьи, ее притоки, превращаются в бешено ревущие непроходимые потоки, сметающие все на своем пути.

Экспедиция 1972 г. уперлась в очередной грандиозный глыбовый завал.

В последующие годы было организовано еще несколько экспедиций в Снежную с участием сильнейших спелеологов страны, но ни одной из них не удалось преодолеть семисотметровый рубеж.

В 1973г. за Снежную взялась другая московская группа спелеологов. Ее ядро составляли Д.Усиков, А. Морозов и Г. Людковский. Удалось спуститься только до глубины 200 м. Штурм производился в ноябре. Когда спелеологи находились под землей, началась пурга. За какие-нибудь три дня намело до двух метров снега. Пока оставшийся наверху Людковский добирался от входного колодца до лагеря, стоявшего в ста метрах, начало тропы успело полностью замести. Снег ссыпался в колодец небольшими лавинами, как в огромный бункер. Проходы в снежной пробке на дне колодца были полностью забиты. Не один час понадобился, чтобы прокопать наклонный тоннель в свежем, рыхлом снегу, но когда он уже был прокопан, очередная лавина в несколько секунд полностью забила его свежей порцией снега. Трижды пришлось пробивать тоннель, пока наконец удалось вытащить все грузы и спелеологи выбрались на верх снежной пробки. На следующий день пурга кончилась, но идти по свежевыпавшему снегу оказалось почти невозможно. Путь, которым летом можно было пройти за полчаса, потребовал целый день. Из подручных средств смастерили импровизированные снегоступы. Идти на них было сущим мучением, зато скорость продвижения сразу резко увеличилась.

В этой неудачной экспедиции группа приобрела опыт многодневных подземных штурмов, а главное, состоялось знакомство со Снежной. В 1975 г. Д. Усиков и А. Морозов вдвоем спустились до предела, достигнутого спелеологами МГУ, и, осмотрев преградивший дорогу завал, решили, что он не безнадежен. Уже в 1977 г. удалось найти в нем проход, обнаружить новые крупные залы, ручьи, галереи и достигнуть глубины 800 м, где встретился очередной мощный завал.

С 1977г. начался новый этап в изучении Снежной. Каждый следующий год удавалось пройти дальше, чем в предыдущий. В 1978 г. Д. Усикову не хватило нескольких метров снаряжения, чтобы спуститься в крупный водопад на подземной реке; была достигнута глубина свыше 970 м - Снежная вновь вышла на первое место по глубине в СССР, опередив обогнавшую ее было Киевскую на Зеравшанском хребте в Средней Азии. В 1979 г. Д. Усиков и Т. Немченко достигли глубины 1230 м. Остановил их еще один крупный водопад, низвергавшийся с высоты 32 м. В январе 1980 г. А. Морозов, Г. Людковский и В. Ещенко преодолели этот водопад; как оказалось, он падал в зал, по размерам превзошедший все предыдущие (длина 220 м, ширина до 70 м, высота потолка местами выше 50 м).

Больше месяца потребовалось, чтобы установить лагерь на глубине 1190 м, еще три недели - чтобы улучшить предыдущий рекорд всего на 90 м по вертикали. Дважды за это время нам казалось, что главные трудности позади, что впереди - открытая дорога к рекорду мира. Первый раз это было сразу после спуска с водопада Олимпийского. Впереди лежал огромный зал с круто опускающимся полом. За поворотом стены шум водопада сзади стих и почти одновременно послышался шум падающей воды - значит впереди свободный выход на реку! Но вот пол зала начал подниматься; еще несколько десятков шагов - и перед нами глухая стена... Оказалось, что мы слышали просто эхо, отражавшееся от задней стены зала.

Потребовались целые две недели упорных поисков и разбора завала, чтобы найти выход из этого зала. Наконец он найден, впереди снова широкая, свободная галерея, где опять явственно слышен шум воды, а до тогдашнего рекорда мира оставалось всего 50 м. Но теперь нас ждало разочарование: река действительно появилась, но тут же снова ушла под огромный завал, с виду совершенно непроходимый.

В эту экспедицию удалось достичь глубины 1320м. Дальше опять ждал нас завал, уже который по счету. Экспедиция 1980 г. была самой продолжительной. Мы пробыли под землей, не выходя на поверхность, свыше 80 суток. Такой большой срок не покажется удивительным, если вспомнить, сколько веревок, лестниц, карабинов, всего необходимого для подземных лагерей, запаса питания, топлива, батареек берут с собой под землю спелеологи.

Летом того же 1980 г. Д, Усиков организовал сильную команду из шести человек с целью пройти еще дальше. В первый момент завал, в который уперлась зимой группа А. Морозова, казался непреодолимым. Прочно заклиненные глыбы, покрытые к тому же глиной, заполняли все поперечное сечение крутонаклонного хода от пола до потолка и от стены до стены, местами нависая над головой. И все же мы прошли, местами разбирая завал, местами протискиваясь между стенкой и нависшими глыбами. Единственный возможный путь шел вверх по завалу. В конце концов он вывел в небольшой зал, названный залом Метростроя. Ненадолго показалось, что основная трудность уже позади (обычно самым трудным было именно отыскание пути подъема на очередной завал), но очень скоро ход над завалом сузился до непроходимой щели, а пробиваться дальше уже не было времени. Пришлось возвращаться.

Но и эту трудность удалось преодолеть. Летом 1981 г. головная тройка экспедиции в составе москвичей Т. Немченко, А. Бизюкина и ленинградца В. Демченко расширила щель и спустилась, побив предыдущий рекорд еще на 15 м. Теперь глубина Снежной достигла 1335 м. Новое "дно" пещеры представляло собой кусочек свободного течения реки, которая выходила здесь из щелей меж глыб завала и тут же снова терялась в нагромождении глыб. Все попытки обхода оказались тщетными.

Но спелеологи не могли успокоиться на этом. Ведь до места предполагаемого выхода подземной реки на поверхность осталось 3 км в плане и 300 м по перепаду высот. Это означает, что средний уклон ложа реки на еще неизвестной не пройденной части равен 1 : 10, т. е. примерно столько же, сколько в пройденной части. Такая большая величина уклона свидетельствует, что впереди еще имеются обширные участки свободного течения с порогами и водопадами... И на штурм Снежной снова отправились группы: в 1982 г. - А, Морозова, в 1983 г. - В. Козлова, летом того же года - А. Бизюкина. Но каждый раз побеждала пещера. Гигантский завал остается непроницаемым.

Эти неудачи, однако, не означают, что возможности Снежной исчерпаны. И не только потому, что, как хочется верить, когда-нибудь проход дальше вниз все же будет найден, как ни трудна задача. Когда-то и пятый завал на глубине 700 м тоже считался непреодолимым в течение целых пяти лет. Дело в том, что большинство рекордных пропастей мира росло не только вниз, но и вверх. Глубина пропасти отсчитывается от ее самой верхней точки и до самой нижней. Глубочайшие пропасти Франции Жан Бернар и Пьер-сен-Мартен уже по нескольку раз увеличивали свою глубину за счет обнаружения все более высоко расположенных входов. Естественно было ожидать наличия таких входов и у Снежной, тем более что об этом свидетельствовали некоторые особенности подземной циркуляции воздуха.

Первая попытка исследования подземной системы Снежной в направлении вверх была сделана А. Морозовым, В. Козловым и В. Купцовым зимой 1980/81 г. Удалось пройти вверх по реке около 500 м; дальнейшее продвижение и здесь остановил огромный глыбовый завал. Спелеологи применили для его преодоления обычную тактику - обход поверху, но она оказалась ошибочной. Когда все-таки поднялись на завал, то увидели над ним два крупных зала, но спуска на реку не нашли.

Одновременно исследовались многочисленные притоки подземной реки. Было изучено в общей сложности пять ручьев. На четырех из них спелеологи уперлись в конечном счете в завалы или непроходимые узости, но один закончился широким, уходящим вверх колодцем с гладкими отвесными стенками. В январе 1984 г. А. Пильский поднялся по этому колодцу на 30 м; выше прочный известняк сменился хрупким конгломератом, в котором крючья не держат, а конца подъему не было видно. Пришлось отступить.

Между тем спелеологи МГУ на том же массиве Хипста, где находится Снежная, открыли новую пропасть, названную в честь погибшего члена спелеосекции С. Меженного. Первые шаги в ней были сделаны группой под руководством Ю. Шакира летом 1979 г. Затем последовал ряд успешных экспедиций (М. Ноздрачев, Н. Чеботарев, А. Михалин, Ю. Шакир, Ю. Косоруков, М. Коротаев), в результате которых на глубине 570 м спелеологи МГУ вышли на подземную реку. Сопоставление планов пропастей Меженного и Снежной ясно указывало, что "река в первой скорее всего та же, что и во второй. Вход в пропасть Меженного лежит на 35 м выше входа в Снежную. Вот он, долгожданный верхний вход!

Еще летом 1982 г. это было только предположением, но спелеологи энергично взялись за дело. В сентябре 1982 г. группа под руководством В. Демченко и Н. Чеботарева устанавливает лагерь на "дне" пропасти Меженного. Река здесь уходит в сифон. Можно, конечно, попытаться нырнуть, но это слишком сложно. Лучше попробовать найти обход. Еще предыдущие экспедиции сравнительно неподалеку обнаружили узкую щель, в которой дул сильный ветер, но пролезть через нее никто не смог. Лезть нужно было сначала прямо вверх, а потом согнуться под прямым углом и дальше двигаться почти горизонтально. Теперь спелеологи вооружились кувалдой и огромным зубилом, намереваясь расширить проход. Махать тяжелой кувалдой в узком пространстве, где едва помещаешься сам, очень трудно, особенно когда нет уверенности, что дальше не встретишь непроходимые места. Разведку вызвался провести спелеолог исключительно изящной комплекции М. Алтынбаев. Он сумел вписаться в щель не шире 20 см и успешно преодолел весь лаз. Выяснилось, что через несколько метров ход расширяется и дальше идет достаточно просторная галерея, где есть колодец, на дне которого слышен шум реки! После столь успешной разведки недостатка в энтузиазме уже не было. Несколько часов работы, и лаз расширен настолько, что на выдохе через него могли пролезть и участники стандартных габаритов. За узостью обнаружилась целая система ходов, в тот раз в сторону Снежной удалось продвинуться, считая по прямой, примерно на 200 м.

В феврале 1983 г. ленинградцы под руководством В. Демченко делают новую попытку. Зима тогда была исключительно снежной. Непрерывные снегопады и метели крайне затруднили подходы к пещерам Бзыбского хребта. Спелеологи поднимались до входа в пропасть Меженного двенадцать дней; летом на подъем с таким же грузом ушло бы три-четыре дня. И все-таки ленинградцы достигли успеха: Снежная приблизилась еще на сто с лишним метров.

Следующий шаг был сделан А. Морозовым, А. Ивановым и А. Кореневским - еще 350 м! Теперь планы обеих пропастей уже пересекались друг с другом, но, увы, только планы, но не сами подземные галереи. А от крайней точки, достигнутой группой Морозова, до уже известного участка

Снежной по прямой оставалось всего 85 м! И эти последние метры были пройдены опять-таки группой в составе В. Демченко, О. Демченко и А. Спиридонова. Двигаясь у самой воды, они протиснулись через тот самый завал, который Морозов, Козлов и Купцов тщетно пытались обойти со стороны Снежной еще в 1981 г. Можно представить себе радость первооткрывателей, когда по ту сторону завала они обнаружили каменные туры, указывавшие дорогу в верхний зал над завалом в точном соответствии с описанием.

Теперь оставалось только подвести итог: пройти весь огромный подземный маршрут от входа в пропасть Меженного до дна Снежной. Зимой 1984 г. этот рекордный маршрут был пройден группой в составе А. Морозова, А. Иванова, Д. Тетерина, А. Кореневского и С. Решетникова.

Завершился еще один этап исследования подземной системы массива Хипста. Эта система теперь имеет глубину 1370 м. В результате стыковки Снежной и Меженного она вышла на второе место в мире, обогнав испанскую Сима де лас Пуэртас де Ильямина (1338 м) и французскую Пьер-сен-Мартен (1342м). Впереди осталась только пропасть Жан Бернар (1538 м).

Соревнование за рекордную глубину карстовых пропастей уже давно охватило весь земной шар. Когда-то в этом соревновании лидировала Италия, потом бесспорное первенство надолго завоевала Франция, пропасти которой заняли первые три места в списке глубочайших. В последние годы Франции пришлось потесниться - второе место теперь принадлежит СССР. Испанская Сима де лас Пуэртас де Ильямина отстает от Пьер-сен-Мартен всего на пять метров но у нее, как и у системы Меженного - Снежная, большие возможности продолжения. За 1200 м перевалила глубина величайшей пропасти Италии Антро дель Коркия. В Австрии на настоящее время известно б подземных полостей глубиной свыше 1000 м. В западном полушарии первенство держит мексиканская система Уаутла С1200 м). Всего в мире сейчас насчитывается 16 пропастей глубже 1000 м.



Кратко о пещере|исследователи| ad memoria|библиотека|архив|снаряжение|медаль
юбилейный вечер|перспективы

All Contents Copyright©2001-; Edition by Andrey Pilsky; Design by Andrey Makarov;
"Снежная"-XXX лет.