Публикации
в прессе
Научные
публикации
Воспоминания
и отчеты
Описания

"Все для спорта и отдыха"
№22, Москва 2000 г.

Пещеры: Открытие всегда реально
Автор: Андрей Шумейко

В августе 2000 года, после многолетнего перерыва, спелеоклуб МГУ возобновил спелеологические исследования в районе горы Хипста на Бзыбском хребте в Абхазии. Три недели московские спелеологи под руководством Юрия Косорукова работали в пещере Вулкан и искали ее продолжение и новые пещеры. Возможное соединение Вулкана с пещерной системой Снежная-Меженного позволит достичь глубины 1700 метров и установить новый мировой рекорд.

Лампрехтзофен*, трепещи перед Вулканом!

В воображении романтиков поиски сокровищ неизбежно связаны с пещерами. Ведь в последних столько таинственности, магии и риска... Для нас, спелеологов, пещеры - сами по себе уже сокровища.
На рубеже веков мы предприняли экспедицию в пещеры Абхазии. Впервые за последние 10 лет.
Целью исследования была пещера Вулкан. Она поистине уникальна - вход в нее находится довольно высоко. Отсюда родилось предположение, что эта пещера может быть связана с пещерой Снежной (глубина 1370 м), вход в которую расположен на 350 метров ниже по склону. А это весьма серьезно!
Если найти соединение Вулкана и Снежной, с нами уже и Австрийские Альпы не потягаются. Их Лампрехтзофен с 1640 м «померкнет» перед нашими 1700 м - ведь это будет новый мировой рекорд по глубине!..

Ждать погоды или лететь?

Когда готовили экспедицию, думали, что возникнет много проблем с преодолением абхазской границы. Сами знаете, какие сейчас времена. Однако на российско-абхазской границе не случилось никаких проблем.
Вообще Россия и Абхазия находятся в очень неопределенных политических отношениях. Официально Абхазия - это самопровозглашенное, не признанное мировым сообществом государство, то есть де-факто она входит в состав Грузии.
Реально же это абсолютно самостоятельная республика, которая живет независимой жизнью и надеется, что Россия и русские не оставят ее без внимания и помощи. С помощью Романа Дбара, начальника экологической инспекции Республики Абхазия, экспедиция - в полном составе и со всем своим грузом - добралась до Сухуми. Переночевали в аэропорту Дранда. А рассвет встретили на взлетной площадке у вертолета.
Утро выдалось пасмурное и дождливое, но экипаж был настроен лететь: доберемся до Дурипша, а там посмотрим на погоду в горах.
Пролетев над большей частью Абхазии, мы не заметили больших разрушений. В Дурипше приземлились на заброшенном ипподроме. Там нас сразу же окружили местные жители. Вопреки ожиданиям мы не услышали жалоб на прошедшую войну и трудное положение. Все живо интересовались нашими делами и планами - ведь здесь нога спелеологов не ступала с 1992 года.
Отвечая на расспросы, мы поглядывали наверх: на вершины Раздельного хребта. Там была низкая облачность, и это очень огорчало - ведь нет ничего хуже, чем сидеть внизу на рюкзаках и «ждать погоды».
Наши летчики поразили нас парадоксальным поведением. «Орлы» взглянули на горы, констатировали нелетную погоду и... дали команду: грузитесь - летим!

Вечная дилемма.

Какая проблема лидирует и по порядку, и по значимости в любой спелеоэкспедиции? Безусловно, заброска груза и снаряжения к пещере.
Задача: необходимо доставить 1,5 тонны нашего груза на высоту 2200 метров над уровнем моря - к базовому лагерю. Ее решение, то есть выбор способа доставки, - это вечная дилемма между затратой сил и затратой денег.
Три дня по 12 часов таскать рюкзаки подобно вьючным существам? Или раскошелиться на вертолет? Всего 20 минут в небесах - и ты у цели. Не знаю, какой путь выбрали бы вы, но мы предпочли вертолет.
Итак, двадцать минут головокружительного, почти вертикального подъема перегруженного МИ-8. Старт - на ипподроме в Дурипше. Финиш - в базовом лагере экспедиции. Вернее, в другом мире!.. Без малейшего преувеличения.
Это похоже на темпоральный переход - скачок во времени и пространстве. Двадцать минут, и вступают в силу другие условия жизни и правила поведения. На следующие три недели палатки станут единственным домом, пещера - заветным местом работы, погода - главной темой для разговоров, а приготовление и поедание пищи - основным развлечением.

«Бороться и искать...»

В лагере - свой особый распорядок. День начинается с оргмомента. Планируются выходы. Формируются группы и команды. Естественно, назначаются дежурные по лагерю.
В этой экспедиции не было ни одного дня, чтобы из лагеря не вышла группа поиска. Казалось бы, район исследуется очень давно. Возможны ли находки? Несомненно! Даже в давно исследуемом районе можно найти вход в новую пещеру.
Погода в горах капризна. При нас она менялась каждые три дня, причем с поразительной амплитудой: от холодного дождя с ветром до яркого горного солнца. В соответствии - и гармонии! - с погодой протекала и наша жизнь.
Солнечно - и все раздеваются, как на пляже, сушат намокшие в пещере вещи, снаряжение. Но «пляжного синдрома» нет. Настроение рабочее. Народ собирается на выходы в пещеры и на поиск новых пещер.
Туман и дождь - залезаем в палатки, готовим еду и ходим друг к другу в гости. Говорим о пещерах и о погоде. Иной раз «круглый стол» затрагивает и глобальные проблемы, стоящие перед человечеством.
Раз уж заговорили о погоде, хочется особо сказать о дожде в этих местах. Он того заслуживает.
Западные склоны Бзыбского хребта, Раздельный хребет - это район «супервлажный». Здесь самое большое среднегодовое - 5000 мм (5 метров!)- количество осадков на территории бывшего СССР. Дождь как зарядит! И дня три ни на минуту не остановится. Тогда наша жизнь превращается в сплошное ожидание. Или представьте себе: столько же воды ливень вдруг выбрасывает всего за 20 минут. Сильное впечатление: словно небо пытается вернуть историю Земли на 40 тысяч лет назад - к Ноеву ковчегу.
Были у нас и «милые соседи». Это лошади, которые паслись на свободе. Коровы-путешественницы, что добрели до нашего лагеря. Буйволы, которые оккупировали немногочисленные мелкие озера. Как уже говорилось, погода меняется стремительно. Полчаса - и туман окутал склоны и воронки. Опять начинается дождь. Но лошади и не собираются прятаться. Мы - быстрее в палатки. А они так и маячат в тумане. Причем глядят на нас, как будто мы можем подсказать им, в какую сторону идти.
Здесь, на верхнем плато, очень трудно ориентироваться. Зеленые склоны холмов плавно переходят в воронки. А скалы и камни при всей неповторимости форм очень похожи друг на друга. Коровы протоптали тысячи тропинок - но это бессмысленный лабиринт.

Куда бедному спелеологу податься?

Что же может выручить здесь?
Скажем так: коров - их природное чутье.
А людей - только компас. Следует запомнить несколько ориентиров и направление на них.
Для нас - несколько главных точек. Это гора Вулкан - направление на север. Место лагеря. А также памятник погибшим в лавине спелеологам. Памятник прост. Два столба, сложенных из плоских камней с горизонтальной перемычкой. На ней висят три металлических пластины. Они тихо звенят на ветру... Для заблудившихся этот звон - спасение.
На одной линии с Вулканом и памятником, южнее, поляна и заброшенный пастушеский кош-избушка. Неподалеку отсюда начинается лес. Берет свой исток и тропа вниз, к морю.
Хозяева этих мест - пастухи. Они живут на границе леса, в полутора часах ходьбы от нашего лагеря.
Быт и еда пастухов более чем скромны: насквозь дырявая избушка, железная печка, самодельный сыр, мамалыга - кукурузная каша и лепешки. Да еще чача - водка из алычи.
Но разве лучше было бы и для них, и для нас, если бы здесь стоял туристский приют из гофрированного металлического листа? Если бы дымился мангал с шашлыком и пенилось пиво? Поистине философские вопросы...
Жизнь на летнем пастбище проста и логична.
Однако, по-моему, никто из местных жителей не считает нас сумасшедшими бездельниками, которые тратят время, силы и деньги на поиск каких-то пещер.
Удивление есть. Зато нет упрямого непонимания, которое гораздо чаще встречается в городе.

Иные времена...

В 1986 году, когда была найдена пещера Вулкан, существовало другое государство - СССР. И спелеологи МГУ использовали тогда другую технику спуска и подъема по веревке в пещерных колодцах - технику двойной веревки.
Сейчас пришлось переделать более 20 точек навески для закрепления веревки, очистить все полки и ниши в колодцах от камней. А их за прошедшие годы нападало немало. Если от камней не избавиться, они могут сойти вниз, на головы спускающихся спелеологов.
Новую навеску сделали быстро - за 2 дня двумя двойками. Теперь можно приступать к работе на дне.

Пещера на вершине горы?!

Итак, наша цель - пещера Вулкан. Она расположена всего на 30 метров ниже одноименной вершины. Пещеру и нарекли по названию горы.
Настоящих вулканов в карстовых горных массивах нет и быть не может. Ведь нынешние каровые поля и известняковые скалы - это бывшее дно древнего мелководного моря. Но спелеологи, которые в начале 70-х впервые искали пещеры на Раздельном хребте, дали ей бурное звучное имя. Дело в том, что безымянная вершина по соседству с горой Хипста действительно похожа на вулкан своей почти правильной конусовидной формой. Учтите: пещеры нечасто встречаются на вершинах гор. Скорее, их надо искать в глубоких воронках и у оснований отдельных скальных выходов, которых так много на склонах Раздельного хребта.
Но удивительное - всегда рядом. Кто же мог знать в 1986 году, что обыкновенная экскурсия на высокую гору, с которой так хорошо видно окрестности, совершит открытие? То есть найдет одну из самых глубоких пещер этого района и «обеспечит» нам работу на август 2000 года.

Снежная - популярная и привлекательная.

Надо сказать, что неожиданные находки - не редкость под горой Хипста.
В 1972 году небольшая группа спелеологов ушла на поиск в неперспективный район за Раздельный хребет и... нашла вход в пещеру Снежная! Эта пещера стала основным объектом работы экспедиций спелеоклуба МГУ на долгие годы.
Более 10 лет Снежная была глубочайшей пещерой СССР. Ее глубина 1370 метров, длина более 19 километров. Приплюсуйте колодцы, завалы из глыб, которые обрушились с потолка, и подземную реку. Эти уникальные «составляющие» и обеспечили Снежной почетное место среди самых сложных и интересных вертикальных пещер мира. Преодолеть ее нелегко...
Не тающий даже летом снежный конус под входным колодцем, обилие льда, большие залы, глубокая подземная река - это неповторимые черты Снежной.
Да, она - не основная цель нашей экспедиции. Но мы не можем умолчать о достоинствах Снежной. Ведь она - самая знаменитая среди пещер, найденных и исследованных за последние двадцать лет советской спелеологии.
Про Снежную писали в «Советском спорте». Ее показывали в «Клубе кинопутешествий». В Снежную приглашали иностранные экспедиции. Там проводили научные исследования.
Среди спелеологов-спортсменов Снежная считалась одной из самых сложных пещер. Причина - в ее обводненности. «Покоряя» ее, нужно устанавливать промежуточные подземные палаточные лагеря. Не менее двух недель требуется для достижения дна пещеры!
Она популярна. Как только мы упоминали о своих планах экспедиции в район горы Хипста, нас тут же спрашивали: «В Снежную?»
Из нашей экспедиции выделилась небольшая группа - в основном начинающие спелеологи. Команда дошла в Снежной до глубины 600 метров, до начала подземной реки. Это была спортивная часть наших планов.

Неукротимый дух + упорство + интуиция

А работа по первопрохождению и исследованию была сконцентрирована в пещере Вулкан.
Описания первых исследователей Вулкана не очень подробны, а иногда и не точны. В первую очередь это касается характера пещеры - ее рельефа.
Спустившись на дно, мы сразу поняли, что наши надежды на быстрое продвижение не оправдались - дорогу вниз преграждает завал из каменных глыб.
Еще в Москве, планируя работу, мы рассчитывали обойти тупик на глубине 270 метров по верхним этажам пещеры, по узким щелям, которые просматривались в потолке последнего колодца. Но этот путь оказался непроходимым. Все щели «заткнулись» на первых же метрах. Единственная возможность продвигаться вниз - это разбирать каменный завал.
Три дня таскали камни и разгребали глину на дне колодца. Его дно - это площадка не более 10 квадратных метров. Так что трудно найти место, куда можно складывать камни из раскопа. Вода пещерного ручья легко уходила между камней, унося нашу уверенность, но одновременно вселяя надежду, что где-то должен закончиться обвальный участок. И тогда мы окажемся в новой части пещеры!
Страсть отыскать продолжение пещеры - великий стимул. При исследовании пещер никто не знает, верно ли выбранное направление: приведет ли оно в продолжение. Заслуги здесь не играют никакой роли. У опытного спелеолога шансов найти нужный проход не больше, чем у новичка с его кипучей энергией. И вообще слова «интуиция» и «везение» - не пустой звук, а единственное объяснение многих неожиданных открытий в пещерах.
Мы не докопались до дна колодца. Но неудача в борьбе с хаосом камней окончательно убедила: продолжение пещеры Вулкан надо искать именно здесь - в завале на дне последнего 30-метрового колодца!

Эту уверенность укрепил примечательный факт. В один из последних выходов, уже на подъеме, сверху неожиданно пошла вода - начался подземный паводок. Сухие колодцы пещеры тут же превратились в ледяной душ. Расход воды, уходящей в завал, увеличился в несколько раз за какие-то 20 минут. А на самом дне появился еще один ручей и тоже «пошел» в завал.
Судьба преподнесла нам подсказку: обычно (хотя и не всегда) продолжение следует искать там, куда уходит основная часть водотока пещеры.

Мы запланировали... новый мировой рекорд.

Открытие ждет нас - мы знаем это.
Придет новый год - будет и новая экспедиция. Мы уже вооружены надеждой и окрепшей уверенностью. Естественно, захватим с собой и инструменты спелеолога-исследователя: кувалду, лом и зубила.
Мы надеемся «протолкнуть» пещеру Вулкан вниз и вперед!
Туда, к Снежной. Вход в нее на 350 метров ниже по склону. Соединение этих пещер в единую систему даст новый мировой рекорд по глубине, и это совершенно реально.
Впрочем, Вулкан может стать очень глубокой пещерой и не будучи притоком Снежной. Вулкан в состоянии самостоятельно и независимо донести свою воду до моря, став глубочайшей пещерой мира.

Потенциал развития есть. Причем, как у пещеры, так и у нас, нашей команды, у нашего Клуба спелеологов МГУ.
...В последний раз смотрим на Вулкан и Хипсту утром 27 августа. Вершины стали серебристыми, в горах выпал снег. Но мы уже внизу, в Дурипше.
Вчерашний ливень превратил сброску с плато в сплошной кошмар. Вода лилась стеной. Тропа превратилась в ручей. Стало холодно и скользко. Для понятливых это сигнал к возвращению. Знак начала осени в горах...
За 8,5 часов мы спустились на 2000 метров. Опять как «вьючные»: такова уж наша планида! - тащили на себе по 45 килограммов. И тут же постановили: хватит - баста. В следующем году накопим денег и будем сбрасываться на вертолете - с комфортом!
Но сейчас все завершилось...
Мы отдыхаем в гостях у Джонни Смыра, с которым познакомились еще в горах. Он приезжал в наш лагерь на лошади, и мы замучили тогда и его, и лошадь, фотографируясь верхом и с ружьем.
Ноги и спины все еще гудят после вчерашнего кросса с грузом и препятствиями. К вечеру, впрочем, уже начинает гудеть и голова - сказывается знаменитое абхазское гостеприимство.
Вино, сыр, мамалыга с аджикой. Фирменные ароматы и вкусы спелеоэкспедиций в Абхазии... Это запомнится на весь год не меньше, чем колодцы, завалы и подземные реки в пещерах!


СПРАВКА.

В современной технике для преодоления вертикальных участков пещеры - колодцев - используются капроновые веревки и комплект специальных механических приспособлений для спуска и подъема по веревке.
Спусковые устройства работают на трении между металлом и капроном веревки. А подъемные приспособления - жумары - имеют в своем устройстве эксцентрик. Он при нагрузке плотно заклинивает веревку в своем корпусе и не позволяет ей проскальзывать вниз. Таким образом, спелеолог, попеременно нагружая жумары, перемещается вверх по веревке.
К специальному снаряжению относятся каска, с закрепленной на ней ацетиленовой горелкой, и генератор газа, работающий на карбиде кальция, который при реакции с водой выделяет ацетилен.
Плотный непромокаемый защитный комбинезон предохраняет спелеолога от острых камней в узких «шкуродерах» и от воды, льющейся на колодцах. Под комбинезоном специальная одежда из ткани типа «полартек». На руках - пластиковые перчатки. На ногах - резиновые сапоги. За спиной - транспортный мешок для переноски веревки и снаряжения. Вот так должен быть экипирован спелеолог для работы в вертикальных пещерах Кавказа.



Кратко о пещере|исследователи| ad memoria|библиотека|архив|снаряжение|медаль
юбилейный вечер|перспективы

All Contents Copyright©2001-; Edition by Andrey Pilsky; Design by Andrey Makarov;
"Снежная"-XXX лет.