Публикации
в прессе
Научные
публикации
Воспоминания
и отчеты
Описания

Еженедельная газета МФТИ "За науку"
2002, № 1594

Снежная-2002

В феврале 2002 г. группа студентов и выпускников МФТИ (всего 9 человек) - членов спелеоклуба «Барьер» провела экспедицию в пещеру «Снежная» (Бзыбский хребет, Абхазия), одну из глубочайших (-1340м) и наиболее сложных пещер на всем постсоветском пространстве. Данная экспедиция стала самым большим результатом для клуба в целом и каждого из ее участников в отдельности.
«Снежная» - легенда, и теперь мы стали ее маленькой частью.
Нижеприведенные вопросы я задал себе и другим участникам похода по дороге домой. «Главное - начать» «Какой момент в этом походе был наиболее важным?» Самый первый момент очень часто бывает самым главным. И это правда. Все началось с того, что Искандер (наш командир) решил, что мы это можем. И если раньше никто из нас даже не помышлял о Снежной, то с того момента, когда идея Снежной укоренилась в нашем сознании, каждый из участников жил пониманием, что это шанс. И упускать такой шанс было нельзя. Поэтому в основании пирамиды последующих дел оказалась сама ИДЕЯ.
Для многих из нас вся предпоходная суета закончилась в тот момент, когда в Хосте, цепляясь за поручни уходящего поезда Москва-Адлер, мы запрыгивали в вагон, чтобы через 15 минут вывалиться на перрон в Адлере. Девять человек, вооруженные восьмьюстами килограммами груза, готовые броситься в круговерть похода, полную приключений и открытий, готовые к встрече с легендой.
Не смог стать космонавтом? Стань спелеологом.
«Что в пещере произвело на тебя самое сильное впечатление?»
Почти все сказали «Зал Х». Что это за зверь? Это большой зал (даже в масштабах Снежной). Находится он почти на самом дне. Попадая туда, человек невольно понимает, что чего-то достиг. Мягкий песчаный пол под ногами, а вокруг полная темнота, в которой даже ваш налобный фонарь не может найти ни стен, ни потолка - космос. Наверное, так чувствовал себя первый человек на Луне. Не случайно Владу пришла в голову такая аналогия: - Я на Луне! Это маленький шаг для меня, но большой шаг для нашего клуба (в этот момент в далекой Америке икнул Армстронг).
Не знаю, о чем думают космонавты после того, как оказываются в открытом космосе. У меня не было никаких мыслей. Где-то внутри звенела мелодия-близнец легендарному «The End» Doors, и я старался просто дослушать ее до конца. Поэтому, побродив немного внизу, я нашел стенку и, усевшись на ее склоне как на скамейке амфитеатра, потушил свет. Спилберг может кусать локти, ведь он никогда не увидит этого в живую. Не увидит, как сорокаметровые струи воды с грохотом обрушиваются на камни внизу, а где-то сбоку от этого каскада спускается по веревке Леха. Его карбидка не может осветить всех стен и потолков, но она подсвечивает струи воды. Живая вода и свет живого огня - искорка сверчка, которая не просто оживляет, а создает волшебный пейзаж. Подземелье с бесконечно высокими сводами, спрятанное от человеческих глаз почти на полтора километра под землю.
Жаль, что вон там, внизу, нет дракона. Небольшого, метров на двадцать, было бы очень естественно. Но и без него хорошо. Вот, сверчок-Леха почти доехал до конца веревки, но где-то наверху уже показались отблески нового пламени - это сверчок-Искандер, значит, у меня будет вторая серия. Ангелы не прилетают случайно.
«Какое воспоминание из этого похода стало для тебя наиболее дорогим (приятным)?»
Лидером в ответах стало появление вертолета, который увез нас назад, к людям? Справедливо будет сказать, что мы его уже не ждали. На улице с ночи была метель, которая все время меняла границы видимости от десяти до трехсот метров. Многим это казалось непреодолимым препятствием для винтокрылой машины. Поэтому в начале никто не поверил в неясный гул, родившийся где-то за стенами палатки. Помню глаза Макса, которые находят глаза Митьки и с легкостью читают в них: «Что это? Тихо, не вспугните». Но за несколько секунд гул стал громче, и сразу все понимают, что это «не случайный Карлсон». Пятнадцать секунд спустя вся команда металась вокруг «Зимы», стараясь разглядеть среди падающего снега творца этой очаровательной (для наших ушей) какафонии. Первым его заметил Ромка: - Вот он! Но ОН повернулся к нам хвостом и растворился в снежной пелене. «Неужели не заметил? Что делать? Развести костер. Из чего?» Наши метания прервал вертолет - он всплыл из-за склона в ста метрах от нас. И не спеша заскользил к нашему пятачку?
Все загружено, взлетаем. В салон заходит Васильич (главный воздушный «извозчик» для спелеологов в Абхазии). - Ну, ребята, - качает он многозначительно головой. - А мы Вас уже и не ждали сегодня. - Так завтра еще хуже погоду обещают. Где старший?
Мы сделали все, как и хотели. Нам все удалось. Это победа, добытая силами многих людей (не только нашей команды). Это ощущение того, что теперь мы сможем очень многое. Кажется, что такого не может быть в реальной жизни, а может только в сказке. А что может быть дороже попадания в Сказку? Я не знаю. Все так, как и должно быть «Оправдались ли ваши ожидания?» И все сказали, что как минимум на 100%. Единственное, о чем все сожалеют - что не будет фотографий. Полный мешок фотоаппаратуры с собой завезли, а про пленки забыли. Но тем дороже все, что сохранится внутри.
«О чем вспоминалось в походе и чего хочется сейчас?»
Так или иначе, но все вспоминали тепло, уют, родной дом (даже если это общага) и мечтали повидать родные лица. И многие мечты сбылись прямо на вокзале. Десятки радостно вопящих людей, бенгальские огни, шампанское, кто-то жмет руку, какая-то девушка обнимает, целует и убегает? Эх, кто же это был? Наверняка знакомая. Теперь становится ясно, почему все получилось. Потому что это был не только наш поход, но и их - всех тех, кто ждал, надеялся, верил.
«Спасибо вам, ребята! Мы с вами и не такое сможем. Эй, мне в стакан плесните...»

С. Лавров



Кратко о пещере|исследователи| ad memoria|библиотека|архив|снаряжение|медаль
юбилейный вечер|перспективы

All Contents Copyright©2001-; Edition by Andrey Pilsky; Design by Andrey Makarov;
"Снежная"-XXX лет.